Газета для родителей и учителей
Издаётся с 2003 года
вести образования
18+
Архив Видео Фото № 11 (149) от 11 октября 2017 г. Подписка Редакция Контакты
15007150061500515004150031500215001150001499914998

директор Европейской академии им. Януша Корчака, Германия
Станислав Скибинский

Педагогика Януша Корчака в работе с детьми-беженцами в Германии

Из опыта работы Европейской академии им. Януша Корчака

Можно ли в кратковременных педагогических проектах работать в соответствии с идеями Януша Корчака? Поиску ответов на этот вопрос было посвящено выступление Станислава Скибинского из Европейской академии им. Корчака, прозвучавшее на Корчаковской конференции.

Я хотел бы начать с благодарности за предоставленную нам сегодня возможность разделить эти два дня с вами. Мы – это мои коллеги Элла, Эва и я из Академии Януша Корчака. Я тоже полон воспоминаний о 1992 годе, когда Ольга Медведева была в Санкт-Петербурге и мы, группа студентов, создали общество имени Януша Корчака в Санкт-Петербурге. Я в последние 20 лет живу в Германии и сегодня в короткой практической презентации хотел бы рассказать о нашей Академии Януша Корчака, или более правильно – хотел бы поставить вопрос.

Когда мы говорим о том, как работать в соответствии с опытом Корчака, с его идеями, этот вопрос ставится в контексте школы, детского сада, интерната, и здесь достаточно понятно, как искать ответы.

Сегодня в педагогической деятельности, в первую очередь в социально-педагогической, многие из нас работают в режиме педагогических проектов, когда есть некий проект, в котором, в отличие от школы и интерната, нет педагогического процесса или есть очень ограниченный педагогический процесс. Тогда можно по-другому поставить вопрос – можно ли в этих кратковременных проектах работать в соответствии с идеями Януша Корчака? Именно на этот вопрос ищет ответ наша академия. Она создана в 2009 году, вначале в Мюнхене, и не случайно носит имя Корчака. Мы с самого начала поставили себе эту задачу. Конечно, самый простой ответ – это создавать Общества Януша Корчака на Украине, в Израиле и т.д., нести информацию о Януше Корчаке, рассказывать о Януше Корчаке, проводить конференции, семинары, издавать книги. Всем этим много единомышленников занимается как здесь, так и в Германии.

Но если мы делаем проект, который не связан напрямую с текстами Корчака, можно ли его выстроить в соответствии с идеями Корчака? Именно об этом я хочу коротко рассказать в презентации на примере одного из наших проектов.

Что такое академия и чем она занимается? Сегодня она представлена в трех городах – Мюнхене, Берлине и Дюйсбурге. В каждом из этих городов есть Дом Корчака, проектное пространство, которое мы пытаемся выстроить в соответствии с идеями Корчака.

Первый аспект – это взаимодействие поколений. Как выстроить его, чтоб оно было, говоря по-немецки, «на уровне глаз»? Чтоб дети и взрослые могли дополнять друг друга? Здесь решающее значение играет содержание, которое мы предлагаем в наших проектах. Это содержание должно быть таким, чтобы действительно мог происходить обмен жизненным опытом, чтоб взрослые могли учиться у детей, а дети у взрослых. Сегодня есть много видов деятельности, которые это позволяют – театр, живопись, педагогика приключения, например проект с плотами (когда строят совместно плот и каждый вкладывает свой труд, и у всех вместе получается некоторый продукт).

Для нас важен каждый такой пример.

Сегодня ситуация радикально поменялась. Сегодня в жизни нас, родителей, пап и мам, есть много моментов, когда мы учимся у наших детей. Когда мне нужно настроить мобильный телефон, я отдаю его своему сыну, когда у нас в офисе ломается компьютер, у нас есть школьники-практиканты, которые приходят и чинят его. У нас появился огромный пласт, где мы реально можем взаимодействовать. Этот технологический контекст становится очень важной частью педагогической работы, и это та идея, которая заложена у Корчака.

Если мы хотим выстроить проект в соответствии с идеями Корчака, мы должны действительно находить те проекты, где взрослые и ребята могли бы обмениваться опытом, обогащая друг друга. Взрослые носители идеи «я знаю все» против «я не знаю».

Другой аспект – характер «межкультурного перевода». Когда мы выстраиваем межкультурные программы, мы можем многому учиться у Корчака. Мы обогащались одной из важных идей Корчака – о том, что ребенок – это иностранец, это другой, и мы занимаемся переводом. Эта идея уважительного взаимодействия «меня» и «другого» является основой всех наших межкультурных проектов, в течение уже долгого времени существует рабочая группа молодежная, группа межкультурной работы. Там представлены христианские, мусульманские, езидские, еврейские молодежные группы, и идея такая – мы не ведем теологические разговоры, мы проводим два-три раза в год нечто, некоторое событие, которое готовится ребятами для ребят, и во время таких событий возникает культурный перевод, то, что «другой» – он другой, и я, вступая с ним во взаимодействие, обогащаюсь, и он тоже. Эта идея уважительного обучения друг у друга является решающей.

Могу привести пример. Обычно идет речь о молодых людях в возрасте от 15 до 25 лет. Один из проектов – «Расскажи мне, во что ты веришь». Ребята предложили, чтоб каждый нашел у себя дома какой-то предмет, который связан с его религией или культурой. Это может быть предмет, связанный с верой в бога, предмет христианской или еврейской веры, и вот ребята встречаются и обмениваются историями об этих предметах. Некоторый принесли, например, подсвечники. Кто-то принес фотографию своей бабушки и рассказал об этом и т.д. Возникла еще одна идея – что взаимодействие в проекте может происходить на основе очень конкретного индивидуального опыта, опираясь на опыт каждого конкретного ребенка.

Следующий аспект поясню на еще одном примере из нашей работы. Мы делаем несколько раз в год большое культурное мероприятие с детьми и взрослыми, в последнее время это была опера «Брундибар», это красивая детская опера о добре и зле, особенность этой оперы в том, что добро побеждает зло. Ее поставили в детском театре концентрационного лагеря Терезинштадт в годы войны, поставили в лагере, куда привозили представителей Красного Креста, которым показывали, что людей в концентрционных лагерях никто не сжигает, не убивает, людей перевоспитывают. В частности, там были театры, театр детский был, и он поставил спектакль. То, что не видели люди из Красного Креста и что было ужасно – что каждую неделю нужно было искать других актеров. Каждую неделю шли поезда в Аушвиц, в другие лагеря уничтожения, и на каждую роль постоянно искали новых актеров. Так было несколько лет, и постоянно был нужен новый состав.

И мы с ребятами из разных культур и континентов – из Африки, из Америки, которые живут сегодня в Германии, – решили поставить этот спектакль заново, так, как они это воспринимают. Нам удалось найти женщину, которая пережила этот лагерь. Нацистская пропаганда засняла этот спектакль, и здесь идет эта же сцена из спектакля, когда ребята стоят, обратившись к залу, и в этот момент на сцену выходит женщина, которая все это пережила – представляете, какой эмоциональный накал. Очень важно, что это педагогика эмоций, тепла, человеческих чувств, а не педагогика рациональных методов, это педагогика ценностей.

И это еще один ответ на вопрос, что делает этот проект корчаковским: то, что мы проживаем и какие ценности актуализируем.

Наши страны переживают сегодня особое время, при этом идеи Корчака становятся еще более актуальными и важными. Мы живет в момент, когда педагогика Корчака открывает новые возможности, потому что в разных странах, совсем близко от каждого из нас, страдают и даже погибают дети.

К сожалению, эта ситуация не прекращалась никогда, но то, что сегодня происходит, перекрывает все, что было в послевоенное время. Немецкой социальной проблемой номер один является сегодня то, что в результате этих войн в течение короткого времени в страну прибыло 1 млн беженцев. Для Германии, где 80 млн населения, это много, особенно драматично, что все эти люди совершенно другой культуры и религии, люди, которые приехали из других жизненных ситуаций, в подавляющем большинстве это молодые люди, мужчины, и ситуация очень сложная для всего общества. Один из наших проектов – YouthBridge, «Молодежные мосты» – возник как ответ на эту ситуацию. Идея этого проекта заключается в том, что мы обращаемся к молодым людям из различных культурных групп и учим их вести уважительный диалог; мы говорим, что сегодня общество состоит из многих комьюнити, и очень часто эти сообщества живут очень закрыто, они образуют своего рода гетто, по крайней мере так это в Германии. Это могут быть этнические комьюнити, религиозные комьюнити, наша задача – найти молодых ребят от 14 до 25 лет, потенциальных лидеров, которые связаны с другими, которым доверяют, и эти ребята в течение года обучаются по определенной программе, которая дает им идею – рядом существует «другой». Эта корчаковская идея об уважительном взаимодействии с «другим» является центром культурной компетенции.

Эти ребята часто просто не осознают, что рядом существует «другой». Идея проекта созвучна Корчаку – переход с уровня абстракции на уровень конкретного человека. Если молодой езид знакомится с молодым турком, они знают, что их родители, может быть, никогда не будут общаться, в других странах идет убийство массовое езидов, но когда ребята в разных группах узнают друг друга как люди, это дает совершенно новый эффект.

Для нас это фактор человечности. Воспитание – это ведь не только образование, вот мне сегодня понравился доклад о роли здоровья среди идей Корчака. Ведь какая простая идея: если меня спросить, чего я хочу – чтоб мой ребенок был еще более умным или еще более здоровым – я скажу, что я хочу, чтоб он был более здоровым. Как говорил Корчак, эта идея проста, потому что она человечна.

Самое важное – что происходит знакомство ребят друг с другом, с тем, что существует другой. После тренинга они получают возможность создать свой проект, мы это поддерживаем. Вместе с ребятами, которые живут в общежитиях для беженцев, есть специальные места, где живут дети беженцев, и у большинства этих детей есть тоже опыт переезда из другой культуры. Например, эти ребята придумали проект «Мой Мюнхен», взяли камеру, разбились на маленькие группы и вместе задумались: что является моим городом? Опять корчаковская идея, что взгляд ребенка на пространство совсем другой, чем у взрослого. Задача взрослого – постараться увидеть это пространство, понять, что тут является «моим»? Для тех, кто только приехал, еще нет ничего «моего». Но он хотя бы узнает, что является «своим» для его сверстников.

Проект «Мой Мюнхен»

Что делает проект корчаковским? Первое – должно быть создано некоторое уважительное пространство. Маленькое и большое одинаково заслуживает внимания и уважения. Педагогика Корчака – это педагогика мелочей, и это делает ее большой.

Следующий пункт – это идея Корчака о правовом пространстве. В любом нашем проекте мы стараемся найти возможность участников влиять на проект, изменять его, создавать собственный опыт, быть недовольным.

Третье – организуя каждый проект (театр, рисование, строительство плотов, выставка), мы понимаем, что он не об этом, а о возможности создания совместного опыта, то есть того, о чем писал Корчак.

И наконец – тема многообразия, которая очень сильна в немецкой социальной педагогике. В педагогическом процессе очень сложно сказать, правильный это путь или нет, существует некоторое многообразие, оно рождается из многообразия личностей, мы стараемся в проекте смешивать культуры, группы, смешивать поколения. Именно там рождается опыт общего. Именно этот опыт дает социализацию в смысле Корчака.



Социальные комментарии Cackle