Газета для родителей и учителей
Издаётся с 2003 года
вести образования
18+
Архив Видео Фото № 8 (146) от 4 июля 2017 г. Подписка Редакция Контакты
1500814980149791497814977149761497514974149731497214971

ведущий эксперт Института образования НИУ «Высшая школа экономики»
Сергей Заир-Бек

Права не дают – права берут

– Согласны ли вы с формулой: «Система образования разбалансирована»?

– Да, согласен. Это происходит сегодня на институциональном уровне. Разбалансировка произошла между правоустанавливающими документами и правоприменительной практикой, между реальной функцией системы образования – учить, передавать культурные образцы, создавать новое знание и, самое главное, новых грамотных, компетентных личностей и граждан – и реальной практикой, в которой главными не являются ученики и студенты. А вся остальная разбалансировка – это производная вот от этой, основной. Я бы сказал словами одного из своих друзей в социальных сетях: многие озабочены системой образования, но мало кто озабочен самим образованием, и в этом – разбалансировка.

– Считаете ли вы, что школа в таком состоянии, что нагружать ее сегодня ведомственными инновациями – значит ухудшать качество образования? Эта «загнанная коняга» просто падет под грузом новых поручений...

– Если инновации у нас ассоциируются с поручениями, тем более с новыми (то есть в добавление к вороху уже имеющихся) – это совсем плохая ассоциация. Проблема в том, что у нас в последние несколько лет фактически нет инноваций, а есть поручения. Из инноваций можно назвать только те, которые реально создают новую среду, не обременяя образование бюрократическими поручениями, например, кванториумы или WorldSkills. И эти инновации живут, потому что они существуют как новая реальность вне рутинной системы. А что можно назвать инновациями в школе сегодня? ФГОС? Увы, нет. Реальные инновации в школе или в университете прорастают тихонько, осторожно, как ростки в тех местах, которые еще забыли «культурно» улучшить. Их лучше просто не трогать сейчас, они сами будут расти, без системы.

– Какие задачи для школы должно ставить ведомство, государство, а какие – сообщество и сама школа?

– У нас система образования – эта та сфера, в которой настолько много государства сегодня и настолько мало сообщества и самой школы, что хочется уже, чтобы и ведомство, и государство как можно меньше ставило задач и просто помогало или хотя бы не мешало. Но за последние годы школу и сообщество отучали ставить свои задачи развития и решать их. У нас контролируется все вплоть до того, что учителю нужно задавать на дом или как родителю надо себя вести. Сейчас многие уже и не готовы к самостоятельности, ожидая сигналов сверху. Нет культуры свободы и нет культуры ответственности. Есть исключения, и их немного. Поэтому двигаться нужно постепенно. Но я точно знаю, что никогда никто ни свободу, ни ответственность не дает, ее берут сами, если готовы к этому.

– Как вы оцениваете дискуссию о новых результатах образования и какие результаты вам кажутся ведущими в 2030 году?

– В основном говорят о тех результатах, к которым развитый мир придет раньше 2030 года. Это проблема. Мы сами создали ту ситуацию, когда ставить смелые задачи боязно. А если кто-то ставит, их начинают обвинять в прожектерстве и безответственности. Но некоторые все-таки ставят. И не просто ставят, но уже сейчас работают над их реализацией, создавая новую экосистему, пытаясь приращивать уставшую систему образования новыми институтами, которые, по замыслам разработчиков, в скором времени начнут замещать старые отживающие институты. Это видно уже в профессиональном и высшем образовании, есть движение в дополнительном образовании. Однако все начнет меняться тогда, когда будут происходить реальные сдвиги в детских садах и в школе. А вот тут сегодня закупорка сосудов. И прочистить эти сосуды сможет только само профессиональное сообщество, поэтому самой важной задачей является именно его обновление и создание принципиально иных условий для его работы, взращивание его свободы и ответственности. Создание такого сообщества – самый важный результат, и оно произойдет, должно произойти раньше 2030 года.

– Какой выход из «зарплатного тупика» вы видите: окладная оплата по функциям, ЕТС, развитие системы оплаты по результату?

– Выход я вижу в том, чтобы предоставить право решать это самим школам. Я это видел в одном из регионов, там одни школы работали по одной системе, другие – по другой. И в этом нет никакого нонсенса, если это работает справедливо, без давления и нажима, проверок и окриков, накруток и запретов. Как только это перестает быть насилием, проблема решается. Но самое главное, что какую бы систему не выбрали, надо просто платить людям, не обманывая их при этом увеличением нагрузки и сокращением социальных гарантий.

– Как вы оцениваете идею перевода учредительства сельских школ на уровень региона?

– Если это будет одним из вертикальных решений, это может только навредить. Ну пусть это решат сами школы вместе, взвесив все «за» и «против» совместно с их сегодняшними учредителями. А преимущества и недостатки есть и в случае муниципального, и в случае регионального учредительства. Для одних регионов перевод может стать выходом, для других – управленческим шоком.

– Как вы относитесь к идее «стратегии стабилизации» – упорядочить институциональные механизмы, дать системе «задышать», сделать упор на инициативу школ и сообщества?

– Не хочется, чтобы это стало какой-то официальной стратегией. Потому что когда начнется кампания «стабилизации» – это тут же обрастет своей бюрократической мишурой со всеми атрибутами: отчетами, докладами, мероприятиями и планами. И еще: стабилизация – это не означает, что надо просто оставить так, как есть. В этом случае это не стабилизация, а застой. Упорядочивание институциональных механизмов – это труднейшая задача, требующая серьезного напряжения сил всех участников, поэтому этот путь далеко не такой легкий, как может показаться тем, кто хочет сегодня, чтобы образование «оставили в покое».

Беседовала Ольга Дашковская

Социальные комментарии Cackle